Ўзбекистон овози газетаси
  Ўзб  O'zb
 

В последнем номере



Самое читаемое



Актуальные темы



Архив

«    Noyabr 2017   
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 1 2 3
08.09.2017

БЛАГОПРИЯТНЫЙ ДЕЛОВОЙ КЛИМАТ —

залог развития предпринимательской деятельности

За последние девять месяцев социально-экономический портрет нашей страны кардинально изменился. В соответствии со Стратегией действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах, экономика страны фактически перешла на новый этап своего развития. Каждый день мы наблюдаем позитивные перемены в социально-экономической жизни, применяются новые подходы к реформированию экономики, которые находят свое отражение прежде всего в глубоких структурных преобразованиях в отраслях промышленности, налогово-бюджетной системе, таможенной и валютной политике, а также создаваемой в стране благоприятной деловой среде для развития предпринимательства.

В интервью нашей редакции министр экономики Республики Узбекистан Г. Саидова разъяснила суть и содержание проводимых в республике масштабных реформ по кардинальному улучшению социально-экономических условий для населения и бизнеса.

Уважаемая Галина Каримовна, как известно, на новом этапе развития экономики Узбекистана доминирующую роль играет сектор предпринимательства, при этом со стороны государства предпринимательской деятельности оказывается всемерная поддержка. На ваш взгляд, какие еще меры необходимо принять в целях предоставления большей свободы данному сектору для его ускоренного развития как локомотива дальнейшего процветания страны?

— Изучение опыта развития стран мира показывает, что наиболее успешными в преодолении внешних вызовов являются страны, чьи правительства осуществляют комплексные меры по поддержке частного сектора и созданию благоприятной деловой среды для развития малого бизнеса.

Не случайно первым прог­раммным документом главы нашего государства Шавката Мирзиёева стал подписанный им Указ «О дополнительных мерах по обеспечению ускоренного развития предпринимательской деятельности, всемерной защите частной собственности и качественному улучшению делового климата», что свидетельствует о самом пристальном внимании, уделяемом руководством страны развитию данной сферы.

За короткий период приняты три закона Республики Узбекистан, более 20 указов и 25 постановлений Президента, направленные на улучшение делового климата в стране и развитие предпринимательской деятельности. В рамках Государственной программы по реализации Стратегии действий по пяти приоритетным направлениям развития Республики Узбекистан в 2017—2021 годах в Год диалога с народом и интересов человека реализуются более 60 мероприятий по совершенствованию деловой среды и поддержке предпринимательства.

Вместе с тем, на практике все еще сохраняются системные проб­лемы по целому ряду направлений, что препятствует осуществлению свободной предпринимательской деятельности.

— Какие же вопросы ставят предприниматели?

— Во-первых, у нас сложная налоговая система и система налогового администрирования для крупного бизнеса. Она не стимулирует расширение деятельности малых предприятий и их укрупнение из-за резкой дифференциации налоговой нагрузки между субъектами малого и крупного бизнеса. В то же время количест­во уплачиваемых крупными предприятиями налогов и других обязательных платежей в три-четыре раза превышает показатели стран мира. В результате на определенном этапе развития малые предприятия предпочитают искусственно дробиться, чтобы не перейти в разряд крупных.

Во-вторых, все еще существует немалое количество изживших себя и не отвечающих сов­ременным требованиям лицензий и разрешительных процедур в сфере предпринимательской деятельности. 58 видов лицензий и 196 разрешительных документов — это много для развивающейся экономики. Большинство государственных услуг, по сути, также содержат элементы разрешительного характера.

В-третьих, предприниматели по-прежнему указывают на вмешательство контролирующих органов в их деятельность. Так, только за первое полугодие текущего года выявлены факты проведения контролирующими органами 75 незаконных проверок и нарушения порядка проведения проверок в 921 случае. Более того, сохраняется значительное количество контрольных и надзорных функций (35 контролирующих органов), часть которых дублирует друг друга, либо вообще они не должны относиться к государственному контролю.

В-четвертых, предприниматели ограничены в доступе к отдельным видам материально-сырьевых ресурсов из-за сохранения функций распределения некоторых высоколиквидных ресурсов. Рыночные механизмы и возможности бирж при реализации основных товарно-сырьевых ресурсов не используются в полной мере.

В-пятых, предоставление земельных участков для организации бизнеса не прозрачно и имеет несколько отличающихся друг от друга порядков. В результате предприниматели на начальном этапе своей деятельности вынуждены сталкиваться с настоящей чиновничьей бюрократией.

В-шестых, взаимодействие предпринимателей с банковско-финансовыми учреждениями и другими субъектами рыночной инфраструктуры не всегда прозрачно. Банки редко работают с бизнесом как с партнером.

В-седьмых, в большинстве случаев конкурентная среда нарушается не самими предпринимателями, а из-за избыточного участия государства в экономике. Не уделяется должного внимания внедрению механизмов государственно-частного партнерства.

И это не весь перечень факторов, ограничивающих ускоренное развитие предпринимательства.

А что мы предлагаем для решения указанных проблем?

В первую очередь, взаимоотношения бизнеса с государственными органами всех уровней, в том числе правоохранительными и контролирующими, а также банками предлагается выстраивать на основе таких новых прогрессивных принципов, как принцип приоритета конкуренции, принцип «молчаливого согласия», принцип «гильотины», принцип солидарной ответственности и принцип «один за два».

В чем заключаются их суть и новизна? Это, во-первых, абсолютно новые институты для нацио­нального законодательства. Во-вторых, через эти принципы интересы государства и бизнеса впервые в нашей истории ставятся в один ряд.

К примеру, согласно принципу «гильотины» нормативно-правовые акты, не соответствующие правовым актам вышестоящих органов или способные ухудшить условия ведения бизнеса, автоматически теряют свою силу по истечении шести месяцев с момента их принятия.

В целях существенного сокращения государственного регулирования отдельные контрольные функции предлагается передать институтам общественного контроля и гражданского общества, в том числе Ассоциации врачей, Экологическому движению, Федерации профсоюзов Узбекистана. Кроме того, часть контрольных функций можно заменить такими рыночными механизмами, как страхование ответственности, сертификация, делегирование полномочий частным аккредитованным организациям и т.д.

Нами подготовлены предложения по отмене 55 видов лицензий и разрешительных документов в сфере предпринимательской деятельности, в том числе путем объединения 58 лицензий и разрешений в 26 видов. Среди них, например, лицензии в фармацевтической, медицинской, ветеринарной, туристской и таможенной сферах, а также в сферах оптовой торговли, автоперевозок, биржевой деятельности. Все лицензии на право осуществления отдельных видов деятельности предлагается выдавать без ограничения срока действия.

С учетом передового зарубежного опыта предлагаем ввести новую форму субъекта предпринимательства — средние предприятия — с численностью работников, превышающей установленную для малых предприятий, но не более пятисот человек. Для них можно было бы использовать полюбившуюся малому бизнесу упрощенную систему налогообложения с уплатой только единого налогового платежа по ставке на уровне 10 процентов и единого социального платежа по ставке 20 процентов.

При этом предлагается ввести унифицированные критерии определения категорий субъектов предпринимательства, что соответствует передовому зарубежному опыту и является самым оптимальным решением для недопущения сокрытия реальных доходов и применения упрощенной системы налогового администрирования.

Вместе с тем, самое важное для бизнеса — это устойчивость и стабильность налоговой системы. Частые изменения в законодательстве, в том числе налоговом, являются самым большим препятствием для принятия инвестиционных решений. Поэтому с вводом новой налоговой системы, вероятно, не стоит сильно торопиться. Необходимо глубоко ее продумать, обсудить с представителями бизнес-среды и только после этого принимать решение о ее введении. И уже после введения необходимо сохранить ее стабильность на длительное время.

Настало время внедрить единый порядок предоставления земельных участков для осущест­вления предпринимательской деятельности. При этом рассмотрение и согласование материалов по предоставлению земельных участков в уполномоченных органах должно осуществляться исключительно в электронной форме с использованием информационно-коммуникационных технологий, что исключает случаи привлечения заявителей для заполнения т.н. «бегунка».

Также предлагается отменить порядок целевого распределения ресурсов по регулируемым ценам. При этом предприниматели получат возможность закупать все ресурсы через биржи абсолютно прозрачно.

Предлагается разрешить добросовестным и положительно зарекомендовавшим себя субъектам предпринимательства осуществлять экспорт товаров, работ и услуг без предоплаты, открытия аккредитива, оформления гарантии банка и наличия полиса по страхованию экспортного контракта от политических и коммерческих рисков. К примеру, такая мера может быть принята в отношении тех предпринимателей, которые осуществляют свою деятельность не менее трех последних лет, имеют экспортные поставки в течение предыдущего года, а также не имеют дебиторскую задолженность по ранее осуществленным экспортным поставкам.

В данное время мы рассматриваем возможность введения единого экспортного бренда для своей продукции «Best in Uzbekistan». Многие государства уже давно применяют хорошо зарекомендовавшую себя практику по продвижению качественной продукции под единым брендом страны. Такой подход позволит минимизировать расходы производителей на маркетинг и рекламу своих товаров на внешних рынках за счет частичной передачи этой функции государству. Сог­ласно исследованиям, такие шаги позволят кратно повысить узнаваемость и спрос на узбекистанские товары.

Следует отметить, что все эти меры включены в пакет документов, разработанных во исполнение поручения руководства страны и направленных на решение самых острых и системных проб­лем в деятельности субъектов предпринимательства. Проекты этих документов 16 августа размещены на портале по обсуждению нормативно-правовых актов Республики Узбекистан.

Отрадно, что сами предприниматели принимают очень активное участие в данном процессе, делясь своими конструктивными предложениями. Так, за короткий период времени в адрес Минис­терства экономики Республики Узбекистан поступило свыше 200 предложений от субъектов предпринимательства.

Думаю, что все эти действия, которые и были предложены руководителем нашего государства, послужат мощным импульсом для ускоренного развития предпринимательства в стране.

— Расскажите, пожалуйста, о значении и перспективах развития создаваемых свободных экономических зон и технопарков.

— Свободные экономические зоны в первую очередь необходимы для привлечения иностранных инвестиций в экономику, внед­рения новых технологий и сов­ременных методов менеджмента и корпоративного управления.

За последние годы в нашей стране были приняты значительные меры в этом направлении. В частности, соз­дана прочная нормативно-правовая база, эффективная система льгот и преференций. Определены приоритетные нап­равления их деятельности. Приведу такую статистику: на территории СЭЗ «Навои», «Ангрен» и «Джизак» введен в эксплуатацию 61 проект (на базе 56 предприятий) общей стоимостью 479,2 млн долларов и создано более 4 тыс. новых рабочих мест.

И это не просто цифры. Благодаря этим проектам налажено производство разных видов сов­ременной экспортоориентированной промышленной продукции, таких, как комплектующие для автомобилей, мобильные телефоны, светодиодные лампы, отопительные и водонагревательные котлы, сантехнические изделия, газовые баллоны для автомобилей, лекарственные препараты, косметическая продукция, кожевенные изделия, и других.

За последний год было создано 11 свободных экономических зон в десяти регионах республики. При этом предстоит большая работа по их дальнейшему развитию, определению четкой специализации и нацеленности на сов­ременные технологии, созданию необходимых условий для привлечения иностранных инвесторов и новых технологий. Мы считаем, что именно СЭЗ могут стать своего рода локомотивами экономического роста нашей страны.

Отдельно отмечу семь фармацевтических свободных экономических зон, созданных в целях развития отечественной фармацевтической отрасли, внедрения инновационных технологий и научно-исследовательских разработок в эту отрасль, а также повышения конкурентоспособности производимой продукции.

В рамках развития фармацевтических зон предусмотрена разработка целевой программы. Это и создание промышленных плантаций, и разработка перечня конкретных видов лекарственных рас­тений, рекомендуемых для выращивания, и организация глубокой переработки и производства лекарственных средств и биологически активных добавок.

Предпринимателями уже прорабатываются 60 инвестиционных проектов общей стоимостью 460,9 млн долларов. Реализация этих проектов позволит наладить полный цикл производства лекарственных средств, а также снизить импорт зарубежных лекарственных препаратов и увеличить экспорт.

Учитывая стабильно высокий показатель спроса в национальной фармацевтической отрасли, фармацевтические зоны могут стать лидерами среди свободных экономических зон.

— Как вы думаете, в чем заключается основная суть проводимых реформ в регионах нашей страны и какова роль Министерства экономики в данном процессе?

— Главой государства определены основные направления реформирования регионов, приз­ванные обеспечить комплексное и равномерное развитие каждого региона, города, района и сельской местности.

В этом направлении крае­угольным камнем является пропорциональное равномерное развитие регионов и территорий. Ведь острота проблемы состоит в том, что при достигнутых в стране высоких темпах роста экономики в развитии отдельных регионов и территорий имеются диспропорции. Так, при ускоренном развитии крупных городов и промышленных центров регионов территории, специализирующиеся на производстве сельскохозяйственной продукции, менее вовлечены в проводимые реформы. Это привело к дифференциации социально-экономического развития как на уровне регионов республики, так и на уровне районов областей. Ситуация усугубляется еще и тем, что проблемы регионов накапливались годами.

К примеру, производство промышленной продукции на душу населения в Хорезмской, Джизакской, Ферганской, Наманганской, Андижанской, Самаркандской областях ниже среднереспубликанского показателя в 1,5—2 раза, объем услуг на душу населения в большинстве регионов ниже среднереспубликанского показателя.

Не менее контрастная ситуация сложилась между районами областей. Например, Навоийская область имеет один из самых высоких показателей в республике по производству промышленной продукции на душу населения. При этом в Нуратинском районе этот показатель почти в 10 раз меньше, чем в среднем по облас­ти, в Тамдынском, Хатырчинском районах — в 5 раз меньше.

Аналогичная ситуация складывается и в Республике Каракалпакстан: в Муйнакском, Кегейлийском районах оказание услуг на душу населения в 4,5 раза меньше среднего показателя по Каракалпакстану.

Такую же картину можно наб­людать в развитии Касансайского, Чартакского, Чустского, Янгикурганского районов Наманган­ской области, Алтынсайского, Байсунского, Кызырыкского районов Сурхандарьинской области, Баяутского, Мирзаабадского и Хавастского районов Сырдарьинской области.

Почему так происходит? В первую очередь, при разработке прог­рамм отраслевого и территориального развития не всегда учитываются особенности, потребности и потенциал районов, в том числе минерально-сырьевая база, трудовые ресурсы и инфраструктура.

Так, при производстве больших объемов сельскохозяйственной продукции уровень переработки мяса в Республике Каракалпакстан составляет всего 9,1%, молока — 2,6%, плодоовощной продукции — 2%. В Муйнакском и Шуманайском районах нет ни одного перерабатывающего предприятия. Такую же картину можно наблюдать в Ангорском, Кызырыкском, Сариасийском районах Сурхандарьинской облас­ти, Тамдынском районе Навоийской области.

Кроме того, имеющаяся инженерно-коммуникационная и дорожная инфраструктура в большинстве районов республики не отвечает современным требованиям, потребностям предприятий экономики и населения. Годами не проводился ремонт инженерных сетей, автомобильных дорог, особенно внутренних.

Конечно, все указанные вопросы мгновенно не решаются. Они требуют капитальных вложений, и немалых. Но как может функционировать бизнес на территориях с нестабильным энерго- и водоснабжением или с низким качеством автомобильных дорог? Для решения этих проблем разрабатываются комплексные программы опережающего развития регионов и отдельных районов, результатом которых должно стать создание условий для бизнеса и проживания и повышение уровня качества жизни каждого конкретного человека и населения в целом.

Как мы будем оценивать результативность указанных прог­рамм? Конечная цель проводимых реформ отражается в трудозанятости населения и повышении уровня его реальных доходов. Результатом программ должно стать значительное развитие социальной инфраструктуры — обеспеченность жильем, услугами здравоохранения, образования, а также развитие инженерно-коммуникационной и дорожно-транспортной инфраструктуры.

Только в текущем году приняты программы комплексного развития всех областей страны, а также 15 отдельных районов и городов республики, отстающих в социально-экономическом развитии. При этом подходы к формированию программ абсолютно новые: их разработка осуществляется на основе глубокого анализа сложившейся ситуации, изучения потребностей и предложений территорий — каждой махалли, сельского поселения, города, района.

Роль Министерства экономики в данном процессе заключается в координации деятельности всех заинтересованных государственных органов, хозяйственных объединений, институтов гражданского общества в разработке и реализации не узкоотраслевых, а комплексных программ социально-экономического развития регионов и территорий.

Для каждого мероприятия определяются гарантированные источники финансирования, конкретные сроки ввода объектов, предложения по передаче предпринимателям неиспользуемых объектов, в том числе по нулевой выкупной стоимости, для организации новых объектов промышленности, сферы услуг, развития сельскохозяйственного производства.

Более того, создается система мониторинга реализации каждого проекта, позволяющая свое­временно выявлять и оперативно принимать меры по решению возникающих проблем.

— Как вы оцениваете перспективы Программы локализации и ее важнейшие задачи на современном этапе?

— Программа локализации была инициирована в целях создания на базе местных сырьевых ресурсов производств, обеспечивающих импортозамещение и насыщение внутреннего рынка необходимыми потребительскими товарами, лекарственными средствами, продукцией производственно-технического назначения, комплектующими изделиями и материалами, а также расширения межотраслевой промышленной кооперации, в том числе между крупными предприятиями республики и субъектами малого бизнеса.

За истекший период она показала неплохие результаты. Приведу еще немного фактов. С 2000 года в рамках данной программы реализовано более 2,8 тыс. проектов стоимостью свыше 5,5 млрд долларов, освоено производство более 4,8 тыс. новых видов продукции, ранее завозимых по импорту. Только за последние три года более чем в два раза сокращен импорт по 356 товарным позициям, в том числе таким, как электробытовая техника, автомобильные фильтры и радиаторы, стальные и медные трубы, керамическая плитка, отдельные виды тканей из синтетических волокон, медицинские ампулы, детские игрушки, спортивный инвентарь.

Вместе с тем, мы сегодня осознаем, что действующие условия и система льгот для участников Программы локализации нарушают здоровую конкурентную среду. Предприятия, включенные в данную программу, привыкают пользоваться различными льготами и преференциями в течение многих лет. Это приводит к снижению инициативности и деловой активности в их деятельности, что уже отражается на качестве продукции в ущерб потребителям. В результате продукция теряет свою конкурентоспособность не только на внешнем рынке, но и сокращаются объемы производства для внутреннего рынка. В условиях либерализации валютного рынка они могут быть неконкурентоспособны с импортными аналогами.

Что же делать? Конечно же, необходимо кардинально пересмотреть принципы и механизмы формирования Программы локализации. При этом необходимо отменить практику включения в нее конкретных предприятий.

Взамен этого предлагается ежегодно формировать перечень импортозамещающей готовой продукции, комплектующих изделий и материалов, рекомендуемых к освоению отечественными предприятиями. Это обеспечит прозрачность процедур и равную конкуренцию для всех категорий хозяйствующих субъектов.

Действие предоставленных льгот не должно превышать двух лет с момента включения локализуемого вида продукции в утверждаемый перечень. Вместе с тем, в перечень локализуемой продукции не будут включаться виды продукции, по которым создана здоровая конкурентная среда, отечественный рынок насыщен или имеются местные производители аналогичной продукции.

— Расскажите, пожалуйста, о задачах по созданию новых рабочих мест и трудоустройству молодежи в свете реформ в рамках Стратегии действий по дальнейшему развитию Республики Узбекистан в 2017—2021 годах.

— Все проводимые реформы направлены в первую очередь на повышение доходов населения и уровня жизни в регионах, которые обеспечиваются только за счет создания рабочих мест и трудоустройства граждан.

Как можно решить этот вопрос? Прежде всего за счет организации новых предприятий, модернизации и расширения действующих производственных мощностей, создания благоприятных условий для широкого вовлечения населения в предпринимательскую деятельность.

А эта задача невыполнима при отсутствии благоприятного делового климата, что еще раз подтверждает важность данного направления при осуществлении реформ.

В условиях либерализации валютной политики, осуществляемой в соответствии со Стратегией действий, мы ожидаем притока иностранных инвестиций и внед­рения современных технологий, что требует повышения качества и квалификации рабочей силы.

В заключение хотелось бы особо подчеркнуть, что масштабные структурные преобразования и реформы требуют максимальной отдачи от каждого из нас. Минис­терство экономики Республики Узбекистан как уполномоченное ведомство по социально-экономическому развитию нашей страны приложит все усилия для достижения поставленных стратегических целей.

 

Обиддин МАХМУДОВ,

корреспондент газеты «Узбекистон овози».



DB query error.
Please try later.