Ўзбекистон овози газетаси
  Ўзб  O'zb
 
02.02.2018

ИССЛЕДОВАТЕЛЬ ДРЕВНОСТЕЙ УЗБЕКИСТАНА

Шакирджан Расульевич Пидаев — крупный ученый, организатор науки, широко известный своими научными работами. Его исследования на городище Старого Термеза в Сурхандарьинской области внесли заметный вклад в познание городища и всей Бактрии. Многогранная деятельность Ш. Пидаева нашла свое отражение в многочисленных научных изданиях по археологии, нумизматике, истории искусства и архитектуры, вышедших на многих языках мира. Его научные исследования высоко оценены мировой общественностью. Он награжден орденом «Великого Константина» — одной из высших наград Греции за научные достижения в изучении эллинизма и культурных контактов Греции и древнего Узбекистана.

Надеюсь, что интервью с ним поможет ближе познакомиться с успехами отечественной археологической науки.

— Шакирджан Расульевич, расскажите, пожалуйста, как проходили ваше детство, юность, взросление?

— Я коренной ташкентец. Мои предки по отцовской линии испокон веков жили в одной из самых известных ташкентских махаллей — Лабзак. Отец Расул Мухаммад всю свою жизнь проработал на гидроэлектростанции, построенной на канале Бозсу. Мать занималась воспитанием детей. Мое детство прошло в районе современного Ботанического сада, где в 1950-х годах поселилась семья. Еще в школе моим любимым предметом была история, а любимыми книгами — исторические романы. После окончания школы в 1966 году я поступил на исторический факультет ТашГУ (ныне — НУУ им. М.Улугбека).

— Что помогло сформировать ваше научное мировоззрение?

— Кафедра археологии исторического факультета университета проводила интенсивные археологические исследования в исторических провинциях Кеш и Нахшаб в Кашкадарьинской области и на городищах Старого Мерва в одной из древнейших историко-культурных областей Средней Азии — Маргиане. Мы, студенты, под руководством опытных наставников участвовали в археологических раскопках, проходили там научную полевую практику. Учителями были выдающиеся ученые М. Массон, С. Лунина, З. Усманова, Н. Крашенинникова, создавшие отечественную методику археологического изучения памятников Средней Азии. Именно во время этих экспедиций я познал методы и навыки полевых исследований. А кафедра археологии, где регулярно проходили научные заседания студенческого научного археологического кружка (СНАК) и кафедры, на которых выступали многие отечественные и зарубежные ученые, формировали мое научное мировоззрение.

— Каков диапазон ваших научных исследований? Что вас привлекает больше всего?

— Я занимаюсь разработкой проблем урбанизации древней Средней Азии, в особенности Бактрии-Тохаристана, вопросами товарно-денежных отношений, культуры, искусства и религии. Моей целью было изучить процесс сложения и развития новой цивилизации, которая складывалась в Центральной Азии после завоеваний Александра Македонского на протяжении античного периода. На городище Старого Термеза установил хронологию городища. Изучил две термезские мечети, кварталы керамистов и металлургов, некрополь, караван-сарай, башню кушанской стены.

Вместе с известным япон­ским профессором К.Като мне посчастливилось впервые раскопать наземный буддийский монастырь Каратепа.

— Расскажите подробнее о находках в Каратепа...

— В оформлении буддийских построек Каратепа значительное место занимали глиняно-ганчевые скульптурные изображения Будды, установленные, как правило, в специально устроенных нишах. Помимо этого, на Каратепа найдены статуи бодхисатв, донаторов, аскетов, монахов, мифических птиц и зверей. Их образы реалистичны, полны динамизма и весьма выразительны. Каменные барельефы представляют собой исключительную художественную ценность.

— А какие буддийские памятники на территории нашей страны были открыты и исследованы учеными Узбекистана, помимо Каратепа?

— Наиболее известные памятники буддизма обнаружены на юге Узбекистана, территория которого в I—III вв. входила в состав одной из великих держав древнего мира — Кушанской империи. Об этом красноречиво свидетельствуют открытия и изучение памятников, находки высокохудожественных произведений и предметов, относящихся к буддийской культуре. Одним из важных буддийских центров был город Тармита — Термез. Здесь пересекались торговые дороги Великого шелкового пути. Исследование буддийских памятников, а это пещерно-наземные храмы и монастыри Каратепа, Фаязтепа, ступа Зурмала, буддийские монас­тыри в Айртам, Дальверзинтепа и Зартепа, пролило свет не только на историю буддизма в Центральной Азии, но и ее роль в распрост­ранении этой религии на территории Китая и Дальнего Востока.

— На раскопках каких археологических памятников вам довелось работать еще?

— Я участвовал в полевых археологических раскопках со студенческих лет и в дальнейшем в составе Южно-Туркменистан­ской археологической экспедиции на памятнике Кызбиби и оборонительной стены Султан-калы в Мерве, Кешской археолого-топографической экспедиции в Китабе и Шахрисабзе, Ташкентского отдела Института истории и археологии АН РУз, на раскопках городища Дальверзинтепа, жилого комплекса на городище Афросиаб, мезолитической стоянки Мачай, в исследованиях в Сурхандарьинской области на поселениях кушанского времени, памятниках Аккурган в Шерабаде и Мирзанкултепа в Термезе. Мне удалось найти памятник эпохи бронзы Джаркутан, дальнейшие исследования которого позволили установить, что он является самым древним город­ским центром на территории Узбекистана. Ну и я руковожу Термезской международной архе­о­логической экспедицией.

— С 2009 года вы являетесь руководителем одного из крупнейших научно-исследовательских учреждений — Института искусствознания Академии наук Узбекистана. Расскажите об этой стороне вашей деятельности.

— Институт создан в 1928 году, так что в 2018 году ему исполняется 90 лет! Он является одним из крупных искусствоведческих учреждений в Центрально-Азиатском регионе. На протяжении длительного времени им осуществляются научные работы по фиксации, сохранению и распространению узбекского нематериального наследия. Руководить таким крупным многопрофильным учреждением, конечно, непросто.

Институт располагает значительным научным потенциалом. Это два академика, десять докторов и 18 кандидатов наук. Надо скоординировать их усилия на выполнении насущных задач. Таковыми являются изучение национального художественного наследия в историко-теоретическом и этно-культурном аспектах, выработка новых методологических подходов искусствоведческого анализа с учетом отечественного и зарубежного опыта, исследование процессов развития всех видов современного искусства Узбекис­тана (архитектура, декоративно-прикладное искусство, изобразительное искусство, кинематография, музыка, театр, телевидение, хореография), культурологические аспекты изучения современного искусства Узбекистана, роль искусства в формировании социума.

 

Лариса ЛЕВТЕЕВА,

кандидат исторических наук, член НДП Узбекистана.


Мнения и предложения

Защита от автоматических сообщений

Последние новости: